Паническая атака: инструкция по выживанию.
Дерьмо случается. Иногда внезапно, иногда нет. Приятного все равно мало. «Упс», - произносят две последние клетки мозга, и начинается сущий ад. И если Вы хотите помочь представительнице моего несчастного племени в худший из моментов – это желание похвально. Еще похвальнее, иметь какое-либо представление о ситуации.

С технической точки зрения, панические атаки, сами по себе, безобидны. То есть, насколько подобное вообще может быть таковым. Чувствуешь, что умираешь? Но ведь на самом деле, ты не умрешь да? Да и вообще, придешь в себя часок через другой, в худшем-то случае. Но пока ты – тогдашняя ты с опухшим от слез лицом - бьешься в конвульсиях где-то в углу комнаты, до таких мыслей как-то не доходишь. Просто хочется, чтобы все закончилось. Я имею в виду, вообще все. Неважно как.

И, отходя от «неважно как», мы подходим к первому и, пожалуй, самому важному пункту. Да, в некоторых ситуация, самоповреждения могут помочь прекратить это. Но это небезопасно, неэтично и гарантии, что больная не перейдет ту самую черту между «царапкой», чтобы отвлечь себя, и шрамом на всю жизнь – нет. И, да, я пишу этот текст с этой самой «царапкой» на левой руке, периодически поглядывая на нее и внутренне молясь, чтобы как можно меньше людей столкнулись с подобным. Так что, да, не оставляйте больную одну, даже если забрали все острое в округе. Потому, что остаются более «атипичные» способы навредить себе: зубы, удушение, ногти (даже если короткие, человек в отчаянии сильнее, чем кажется), биение головой об стенку и это далеко не конец списка, но уловить суть этот перечень позволяет: было бы желание, причинить себе боль можно чем и как угодно. Единственным гарантом ее безопасности будет наличие кого бы то ни было рядом: подавляющее количество больных неспособны заниматься селфхармом в присутствии других людей. Этот процесс довольно интимен, знаете ли.

Второе, ей плохо и ноги ее не держат. Мягкая мебель теперь ваше все, но, когда выбирать не приходится, «корточки» в оплеванном углу подземки тоже неплохо. Придерживайте ее, ладно? А еще ее ощущение температуры вполне себе может быть нарушено, итог: согреть или остудить, смотря по ситуации. И чем меньше посторонних в округе, тем лучше, но выбирать, где и когда нагрянет ПА, опять же, не приходится. Третье, притворитесь, что понимаете, что происходит или хотя бы постарайтесь. Не удивляйтесь, что после третьего-четвертого за последние пару минут «Что происходит?» всхлипывания и дрожь усилились. Просто поддерживайте зрительный и/или физический – в зависимости от человека – контакт и будьте рядом. Чем сильнее приступ, тем быстрее он закончится: в среднем паническая атака длится от двадцати минут до двух-трех часов, все сугубо персонально. Из очень сомнительных плюсов, если это та самая трехчасовая атака, больная может справиться, по большей части, сама.

Четвертое, вы вдвоем заняли оборонительную позицию, это здорово и требовала большой отваги. Время приходить в то, что осталось от «себя». Самым простым вариантом могут оказаться таблетки, большинство из нас носит их с собой. Панические расстройства лечат антидепрессантами – здесь прием носит систематический характер, в целях предотвращения последующих приступов – и транквилизаторами, которые используют, чтобы купировать уже начавшуюся атаку. Уже понятно, что мы ищем? И, да, проследите, чтобы она не съела целую горсть таблеток – такое желание, скорее всего, будет. Полторы-две таблетки - это прямо-таки самый край, да и тут нужно держать в уме, насколько «тяжелое» лекарство. Обратить внимание стоит на атаракс, феназепам и прочие памы, ламы и намы, фенибут (не плюйтесь в меня, прожженные вояки, он, конечно, мягкий, но бывало, что помогал). По возможности, помогите ей контролировать свое дыхание, универсальный совет: четыре секунды вдыхаешь, четыре выдыхаешь. Но убедитесь что не пьете лекарство если его вам не прописали. Какая бы тяжелая ситуация ни была, не занимайтесь самолечением.

Пятое, до того момента, пока химия не начнет действовать, нужно как-то выживать. Здесь в силу вступает то, что я называю «отвлекающим фактором». Игрушки анти-стрессы, чтобы занять руки, специально подобранные на такие случаи плейлисты, видео с котами, детьми, глупыми падениями, мылом (Чур не смеяться! Клянусь, одна половина моей ленты геймерские штуки, а вторая гребанная резка мыла. Я без понятия, почему это работает, но оно работает), а также моя любимая рубрика «А ты помнишь, как?». Истории про то, как ты пьяная раскладывала таро в три утра? Круто! Семейный отдых, когда тебе было семь? Замечательно! Глупая штука, которая произошла буквально час назад с вами обеими? Классно! Серьезно, буквально все, что угодно, лишь бы как-то переключить ее с мыслей о собственной некомпетентности как персоны. Не время задумываться о качестве слагаемой Вами повести, главное не замолкать.

Шестое, «отходняк». Верный знак, что все налаживается – дыхание стало спокойнее и больная вступила в диалог. Соскакивать с места и втягиваться в повседневность сразу я не рекомендую, подождите ее еще немного, ладно? Вы проделали гигантскую работу, вы обе. В смысле, поддерживать кого-то в таком виде – сложно, почти так же сложно, как находится в этом самом «виде». Больная вам благодарна, даже если не в состоянии сказать это вот прямо сейчас. Это был настоящий подвиг.


С любовью, Астильба.
Астильба
Иллюстраторка, 17 лет
Вечно усталая пацифистка, которая просто хочет, чтобы люди научились друг друга слушать.
Made on
Tilda